Трепашкин и партнёры

 +7 (905) 784-60-00 / Vitaly@trepashkin.pro

Понедельник, Октябрь 15, 2018
1
2
3
4
5

заметки адвоката

     Некоторые  проблемы  квалификации  действий  лиц,  обвиняемых  в   незаконном  обороте наркотических  средств 

(заметки  адвоката)

 

 

 

 

«Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается:

  …подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);

                                                  фальсифицировать результаты оперативно-розыскной   

                                              деятельности»

                                                                                                  (Ст.5 Федерального закона от 12 августа

                                                                                           1995 года № 144-ФЗ  "Об оперативно-

                                                                                            розыскной деятельности"

 

Несколько  дней  назад  мне  пришлось разговаривать  со  своим  источником  информации  еще  по  периоду работы  в  органах  госбезопасности.  Как и  прежде,   сотрудники  милиции (полиции)  разрешают  своим  «стукачам»  не  только  употребление,  но и распространение  наркотиков,  чтобы  потом  было  на  ком  «делать  палки». 

       С  момента  создания в  начале  2000-х годов  огромнейшей  по штату  Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (Госнаркоконтроль)   и до  сегодняшнего  дня  количество наркотиков  в  России  и  количество наркоманов,  по  моему  мнению,  не  уменьшилось.  Увеличилось  лишь  количество  смертей,  в  большей  части  молодых людей,  от  передозировки  употребляемых наркотиков. Делаются  отчеты  об  изъятиях  партий  наркоты,  сотнями  едут  в зоны  осужденные  «за  сбыт»  наркотических  веществ,  увеличиваются   сроки  их наказания,  а   в  целом  положительного  эффекта  для  общества  - не  видно.  В  чем  причина?

     Внимательно изучая  указанную  проблему,  могу  сказать, что одной  из  причин  отрицательного  эффекта  от появления службы  Госнаркоконтроля   является  то,  что  многочисленным  по  штату  сотрудникам  нужны  были результаты  работы.   И,  как  обычно  у нас  бывает,  наркоманию  решили  вырастить  искусственно,  чтобы  потом  с нею бороться  и «делать  палки».  Оперативники  службы  стали втягивать  в  орбиту  своей  деятельности  целую армию  молодых людей  якобы  для  борьбы  с  наркоманией,  подстрекать,  провоцировать и  даже заставлять некоторых  молодых людей   к  совершению  противозаконных  действий,  а  потом  их  же  сажать  в  тюрьму. 

      В  2004  году  мне  пришлось разговаривать  с  молодым  человеком  по  фамилии  Троицкий,  который  в  гор.Дмитрове  Московской  области  по  заданию  оперативников  делал ложные  доносы,  втягивал  молодых людей  в  незаконные  действия  (просил  за  деньги  найти,  у  кого  бы  купить наркотики),  участвовал в  провокационных   подставах  под  видом  «контрольной  закупки»  и т.д.  После  стряпания  ряда  уголовных дел,  где  люди  были осуждены  за  сбыт наркотиков  (хотя  они действовали  в  интересах  приобретателя  и  их  действия в  худшем  случае должны  были  квалифицироваться  как  пособничество  в  приобретении),  Троицкий  сам попался  с   наркотой  и  оказался  под стражей.  Его  бывшие  хозяева,  которым  он  помогал  лепить  явно незаконные  дела,  от  него отказались.  И  Троицкий  решился  покаяться.  Каким  образом?   Находясь  под стражей  он  письменно описал  все  случаи  фабрикации  материалов  уголовных дел  под  давлением  сотрудников,  призванных  по закону  бороться с  опасным  явлением – наркоманией  в  обществе,  указав  не  только  жертв  провокаций,  но и  фамилии  всех оперов,  фабриковавших  материалы  дела.   Суды,  когда  они  уже  осудили  человека,  пусть даже  совершенно невиновного,  пересматривать  уголовные дела не  очень-то  хотят.  Не  очень-то  дают  ход  материалам  и  прокуроры,  когда  выявляются  подобные  случаи  фабрикаций. Поэтому  сейчас не  могу  сказать,  чем  закончились разоблачения  Троицкого.  Хотя  его заявление  было разослано  всем  причастным инстанциям.      Сам  же  я  тогда  был  сослан  на  Урал.

       После  того  появилось  известное  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года  № 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами",  которое наконец-то  указало,  что  есть  соучастники  в  преступлениях  о незаконном  обороте наркотиков,  а не  всех  надо  судить только  как  сбытчиков  все надеялись  на  более  справедливое судебное разбирательство  по  делам о незаконном  оброте наркотиов.  Были  также  постановления  Президиума  Верховного суда  РФ  по  отдельным  делам,  в  которых разъяснялось,  что  нельзя оперативные  эксперименты  проводить  повторно,  если  уже  установлена  причастность  лиц  к  совершению  преступления.  Ведь  не  единичны  случаи,  когда  оперативники  по  5 раз  организовывали  очередные  преступления  под  видом  «оперативного эксперимента»,  чтобы   разрабатываемым  лицам  вменить по несколько преступлений  однотипного содержания  либо  чтобы  подосланное ими лицо  на  их  деньги  закупило  наркотиков  на  особо крупный размер.

       Тем не  менее, до настоящего времени  продолжаются провокации,  в  результате  которых  оперативники  Госнаркоконтроля  втягивают  молодых людей  в  преступные  схемы,  а потом  сажают  их,  искажая  действительную  информацию.  Суды  же видят  это, знают  о провокациях,  однако  молодых людей,  принудительно  втянутых  в  пособничество  сотрудниками  и  их  агентурой в  приобретении наркотиков  сажают  за  сбыт и приговаривают  их  к  длительным  срокам  лишения  свободы.  При этом не реагируют даже на разъяснения  Верховного Суда  России  касательно запрета  повторных  «оперативных экспериментов»,  то  есть когда  уже  проведена  подстава,  зафиксировано и задокументировано преступление,  однако  оперативники  решают  под  своим  контролем  провести  еще несколько  преступных эпизодов,  чтобы  потом  их  квалифицировать,  как  совершение нескольких преступлений.         

             Характерным  примером  может  служить  дело  Пьянкова  Евгения  Леонидовича,  которое не так  давно рассматривалось  в  порядке  кассации  в  Калужском областном  суде. Оперативники  Калужского госнаркоконтроля    через  жителя  Санкт-Петербурга Ершова  А.О. попросили Пьянкова  Е.Л. найти  лиц,  которые могут   продать наркотики, обещая  за  это не  сажать  его (от  чего  в  последующем  отказались).  По  их заданию  Пьянков  Е.Л.  лично  и  через знакомого Назарова  И.С.  4 (!) раза  отправлял  наркотическое  средства  в  Калугу  опертаивному работнику  «Рахимову».  Каждый раз  оперативники   организовывали  новые  и новые   «оперативные  эксперименты»,  хотя  все  участники  были  выявлены  уже  при  первой же  контрольной  закупке  и  противоправная  деятельность  уже  была задокументирована.  Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Калужского областного  суда  не  учла, что  без  вмешательства  оперативников,  Пьянков  Е.Л. никогда не  совершил  бы ничего подобного.  Не  отреагировали  судьи также на  упомянутое  выше  Постановление  Пленума  Верховного Суда  РФ  от  15  июня  2006  года  №  14  «О  судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с  наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми  веществами»,  где  в  п.13  четко  указано,  что  действия,  подобные  совершенным    Пьянковым    Е.Л.,  при  наличии  вины,  необходимо  было квалифицировать  как  пособника  в  приобретении,  так как  он действовал  в  интересах  приобретателя  (по  просьбе  оперативника  Рахимова),    на надзорное определение  СК  по  уголовным  делам  Верховного суда  РФ  от 8  декабря  2008 г. №  2-Д08-14,    где  также обращается  внимание,  как необходимо  квалифицировать действия  лица, за  деньги  приобретателя  и по просьбе  последнего  подыскивавшего наркотические  средства,  именно как  пособника  в  приобретении,   на  Определение  Судебной  коллегии по  уголовным делам  Верховного суда  РФ  от  28  мая 2009 года  №  69-Д09-4 по делу  Белевского  В.А.,  где  указывается,  что  если оперативники,  единожды  зафиксировав  факт совершения  преступления,  еще  несколько раз  повторяли  подобные  действия  с  участием  своего  подставного лица,  то   такие (последующие)  преступления  подлежат  прекращению  ввиду  их  явной  провокации  (см.приложение).  

      Помимо  изложенного,    нужно  было учитывать,  что  Пьянкова  Е.Л.  сами  оперативники  попросили  подыскать  лиц,  кто бы  продал  им наркотическое  средства  и  выслал  бы  на их деньги  в  Калугу по  почте.   Они  уверяли  Пьянкова  Е.Л.,  что он  помогает  им  в  работе,  поэтому  ему  ничего за это не  будет.  Но  потом  отказались от  своих  слов.   Тем  не  менее,  свидетель Ершов  А.О.  решил  подробно изложить  суть происходящей  провокации,  что  возможно  сыграет  положительную роль  в  пересмотре дела  Пьянкова  Е.Л.,  которому  суд  определил наказание  в  виде  9  лет лишения  свободы  с  содержанием  в  исправительной колонии  строгого режима.   Суть  заявления  Ершова  А.О.  изложена  в  прилагаемом  опросе.

     Мне  кажется,  что  работа  оперов,  изложенная  выше, не должна  укореняться  в  нормальном  правовом  государстве.

 

 

        Адвокат

                                                                                       М.И.Трепашкин

 

13  июня  2011 года.

 

 

 

=============================

  «Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 69-Д09-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Коваля B.C., Ситникова Ю.В.,

при секретаре Прохоровой Е.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело по надзорной жалобе осужденного Белевского В.А. о пересмотре приговора Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 13 марта 2007 года, определения судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 мая 2007 года, постановления президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа от 28 марта 2008 года в отношении

Белевского В.А., осужденного по приговору Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 13 марта 2007 года к лишению свободы по:

- ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ на пять лет;

- ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ на пять лет;

- ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ на шесть лет;

- ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ на шесть лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 мая 2007 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа от 28 марта 2008 года приговор и кассационное определение изменены. Действия Белевского В.А. переквалифицированы со ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 228 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 1, 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б", 228 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено семь лет лишения свободы. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 сентября 2008 года осужденному Белевскому В.А. отказано в удовлетворении надзорной жалобы.

Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Петроченкова А.Я. от 6 мая 2009 года постановление судьи Верховного Суда РФ отменено, дело передано на рассмотрение в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля B.C., мнение прокурора Шиховой Н.В. о снижении наказания осужденному, судебная коллегия установила:

по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Белевский В.А. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, содержащих героин массой 0,219 гр.; 0,178 гр.; за покушение на незаконный сбыт наркотического средства, содержащего героин в крупном размере массой 0,993 гр., а также за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства, содержащего героин, массой 1,046 гр. в крупном размере.

Преступления совершены им, соответственно, 5, 11, 10 и 12 мая 2006 года в г. ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Белевский В.А. просит о пересмотре состоявшихся в отношении него судебных решений, указывая, что действия И. приобретавшей у него наркотическое средство, являлись провокацией со стороны правоохранительных органов. Кроме того, отмечает, что суд надзорной инстанции, переквалифицировав его действия со ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 228 ч. 1 УК РФ, назначил ему наказание, превышающее размер санкции статьи УК РФ.

Изучив надзорную жалобу осужденного Белевского В.А., проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Вина осужденного в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

Вместе с тем, президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа, пересматривая в порядке надзора приговор и кассационное определение в отношении Белевского, переквалифицировав его действия, связанные с обнаружением и изъятием у него 12 мая 2006 года наркотического средства массой 1,046 грамм, со ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 228 ч. 1 УК РФ, как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере и назначив осужденному по данной статье уголовного закона наказание в виде 4 лет лишения свободы, не принял во внимание, что максимальное наказание, предусмотренное санкцией данной статьи УК РФ, составляет 3 года лишения свободы.

Поэтому судебные решения в этой части подлежит изменению.

Подлежат изменению судебные решения в отношении Белевского В.А. и в другой части по следующим основаниям.

Пунктом 4 статьи 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции, действовавшей на момент совершения Белевским В.А. деяний, за которые он осужден) "проверочная закупка" была предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно статье 7 указанного закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Как следует из материалов уголовного дела, оперативное мероприятие в отношении Белевского 5 мая 2006 года проводилось на основе имевшегося у сотрудников милиции подозрения о том, что Белевский занимается сбытом наркотического средства.

Поэтому проведение 5 мая 2006 года оперативного мероприятия было основано на законе.

Вместе с тем, как следует из показаний самого осужденного, а также показаний И. Белевский по просьбе И. на деньги, полученные ею от оперативных работников, приобрел у неустановленного лица и передал ей наркотическое средство.

По смыслу закона действия посредника в приобретении наркотических средств, действовавшего в интересах приобретателя, подлежат квалификации как соучастие в приобретении наркотических средств.

В связи с этим действия осужденного, связанные с приобретением наркотических средств 5 мая 2006 года, подлежат переквалификации со ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1 УК РФ как пособничество в приобретении наркотических средств без цели сбыта.

Что касается действий Белевского, совершенных 10 и 11 мая 2006 года, то они необоснованно расценены органами следствия и судами как наказуемые в уголовном порядке.

Согласно статье 2 вышеуказанного Федерального закона задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

- добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Однако вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности после того, как 5 мая 2006 года сотрудники милиции уже выявили факт передачи Белевским героина, они не пресекли его действия, не предприняли мер по выявлению сбытчика наркотического средства, а вновь посредством действий привлеченного лица под псевдонимом И. спровоцировали Белевского на очередные факты приобретения и передачи ей наркотического средства 10 и 11 мая 2006 года.

Из требований справедливого суда по статье 6 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов милиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в статье 73 УПК РФ (в частности событие преступления).

С учетом этого предъявленное обвинение и выводы судов о виновности Белевского В.А. в сбыте наркотического средства 10 и 11 мая 2006 года и осуждении его по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 2 п. "б", ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ основаны на недопустимых доказательствах, полученных в результате провокационных действий сотрудников милиции.

В связи с этим судебные решения в этой части подлежат отмене, а уголовное дело - прекращению за отсутствием в действиях Белевского В.А. составов преступлений.

В связи с изменением категорий преступлений, за которые Белевский осужден, отбывать наказание ему следует в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ в колонии-поселении.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 13 марта 2007 года, определение судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 мая 2007 года, постановление президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа от 28 марта 2008 года в отношении Белевского В.А. в части осуждения по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 2 п. "б", ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ за действия, совершенные 10 и 11 мая 2006 года отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

Эти же судебные решения изменить.

Переквалифицировать его действия, совершенные 5 мая 2006 года, со ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1 УК РФ, по которой назначить два года шесть месяцев лишения свободы.

Снизить ему наказание по ст. 228 ч. 1 УК РФ до трех лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1, ст. 228 ч. 1 УК РФ, назначить ему четыре года лишения свободы в колонии-поселении.

Признать за Белевским В.А. право на реабилитацию.

 

Председательствующий

 

Судьи»