Трепашкин и партнёры

 +7 (905) 784-60-00 / Vitaly@trepashkin.pro

Воскресенье, Сентябрь 23, 2018
1
2
3
4
5

Новости

       

        Насколько  эффективна  борьба  с  незаконным  оборотом  наркотиков на  территории  России 

(заметки  адвоката)

 

        Уже  более  11  лет в  России  работает  многочисленная  армия - ФСКН  России,  а  незаконный  оборот  наркотических  средств,  как  мне  кажется,  не  уменьшается. Во  всяком  случае,  об этом  можно  судить  по  количеству  уголовных  дел  в  судах.  Причин  этому  немало.  Я  коснусь  лишь  нескольких  проблем  борьбы  с  незаконным  оборотом  наркотиков в  России.

 

      Фактически  отсутствует  борьба  с  опасными  распространителями  наркотиков  -  сбытчиками  и  организаторами  производства  и сбыта. 

 

      Если  посмотреть  следственную  и  судебную  статистику,  то   не  менее  90% уголовных  дел -  в  отношении  именно  сбытчиков  наркотиков,  то  есть  по  статье  228.1  УК  РФ.   Однако,  когда  начинаешь   знакомиться  с  материалами  дела,  то  никаких  сбытчиков  там  не  видно.  Мелкие  юнцы,  чаще  всего из  нищих  семей,  желая  заработать  немного  денег  либо  (если сам  уже  пристрастился  к  наркотикам)  -  заработать на  дозу,  оказавшись  втянутыми  в  сферу  незаконного оборота,  помогают  кому-то  купить  либо  продать  наркотические  вещества.  Смотришь  на  эту юную  зелень  и  думаешь, какой  нахрен  он «сбытчик»,  а  срок  лишения  свободы  получают  именно  как  сбытчики  до  20  лет  лишения  свободы  (хотя  статья  позволяет  дать и больше,  до  пожизненного).

 

        Я  не  могу  понять,  в  чем  удовлетворение   борцов  с  наркотой и  в чем  защита интересов общества,  если   они  незаконно   подтягивают  квалификацию  пособников  в  приобретении  или  сбыте  как  сбытчиков?  Может,   звучная отчетность  и  поощрения  за  сбытчиков  двигают  этими  «справедливыми»  борцами.  Однако,  по-моему  мнению, есть  большой  минус  в  этом  театре  абсурда:  сажая  мелочевку,  никто  не  заботится  о  поиске  реальных  и опасных сбытчиков.  Зачем  искать  этих  опасных  для  общества  лиц,  когда  вместо них искусственно  сделают  сбытчиками  и посадят  на  необоснованно длительные  сроки  лишения  свободы  заблудшихся  юнцов,  которым  для  исправления (чтобы  поняли,  во  что  влезли)  вполне достаточно  2-3  лет  нахождения  в  зоне.  Неоднократно  мы  поднимали  вопрос,  чтобы  следователи  скрупулезно  расследовали  дела,  где  обвиняемые  дают  конкретные  показания  об  источниках  приобретения  наркотических  средств,  чтобы  шли  по  цепочке  до  корня  этого зла.  НО,  это не нужно ни  следователям,  ни оперативным  работникам,  ни  прокурорам,  ни  судьям,  ни  обществу.   Все  они  считают,  что достаточно   взять  хвостик   (мелочных  пособников),  сделать  их  сбытчиками  и,  мол,  это  эффективная  мера борьбы. 

 

       С  сожалением  могу  констатировать,  что  уровень  профессиональной  подготовки  надзирающих  начальников  следствия,  прокуроров  и  судей   снизился  до  опасной  черты.  То,  что   15  июня  2006  года  вышло  Постановление  Пленума Верховного Суда  РФ  №  14  «О  судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми  веществами»,  в  котором  разъяснили,  что нельзя  делать  всех  сбытчиками,  что есть  еще  понятие  «пособник  в  сбыте»,  «пособник  в  приобретении»,  то  есть  посредники,  действия  которых  должны  наказываться  меньшим  сроком,   заслуга  не  столько российских  юристов,  сколько  Европейского  суда  по  правам  человека.  Именно  постановления  ЕСПЧ  заставили  одуматься  одержимых  судей  и  обратиться  к  понятиям  русского я зыка  и  к теории  уголовного права  России.  Правда,  выход  указанного  Постановления  особо не  изменил  политику  судов  и  они  продолжают  делать  пособников  сбытчиками,  Верховный  Суд  РФ  соглашается  с  приговорами  бывших  секретарей  судов,  мало  разбирающихся  в  теории  уголовного  права.

 

       Необоснованные  осуждения  с  неправильной квалификацией  (повальные  сбытчики)  привели  к  тому,  что  в  зонах  отбывают наказание  десятки  тысяч  молодых  людей.  И  зоны  продолжают набиваться  ими  (ведь  сидеть в сем  ОЧЕНЬ  долго,  УДО  им  не  светит  почти  до  окончания  срока  (согласно  не  так  давно внесенным  изменениям  в  ст.79  УК  РФ).  Учитывая  условия  содержания  осужденных,  можно придти  к выводу,  что эти  лица  вряд  ли  вернутся  в  нормальное  русло  человеческой  жизни,  они -  списанный  материал.  Это  будут  либо  мертвецы,  либо  матерые  рецидивисты.  По  моему  мнению,  такая ситуация  в  российском  правосудии   ведет  к  геноциду.

 

      В  80-е  годы  в  СССР  тоже  было немало наркоманов.  Однако,  посадки  за  хранение  на  небольшие  сроки  -  вполне  соответствовали  интересам общества,  наркомания  не  росла. 

       В  то  же  время,  по таким  делам  тщательно  отслеживалась  следственно-оперативным путем вся  цепочка,  от  пойманного  за  хранение  наркотика  лица до  баз  его  производства.   И  мы  тоннами  (!) иногда захватывали  спрессованную  в  брикеты гашишную  смолку,  направляемую  в  вагонах  с  изюмом  из  Афганистана,  килограммы  кокаина  и героина  на  таможенных  пунктах (имея  оперативную информацию   о  перевозчиках).  Нередко  получали информацию  от  внедренной  агентуры.  На  розыск  производителей  наркотиков,  организаторов  распространения  и  сбытчиков  задействовали  немалые  оперативные  силы.  Такие  меры  не  давали  возможности  широкого  распространения  наркоты  по  территории  СССР  и  соответственно не надо  было  ловить и  сажать  юную мелочевку. Работу  органов,  ведущих  борьбу  с  незаконным  оборотом наркотиков  в  России  нужно  существенно менять!  Она  не  способствует  развитию  здорового  общества.  Нельзя  показатели  делать на  конечных  потребителях,  фактически  уничтожая  их  в  зонах  вместо  борьбы  с опасными производителями  отравы.

 

       О  некоторых  незаконных  методах  борьбы  с  наркооборотом  в  России,  которые  фактически  узаконены.

 

        1.  Порядка  10  лет  борьба   с  незаконным  оборотом  наркотических  средств  в  России  шла  путем  провокационных  подстав.  Ее  суть заключалась  в  том,  что оперативники,  поймав  лица  с  наркотическим  веществом,  обещали  ему  смягчающие льготы,  если  он  уговорит  кого-либо из  своих  знакомых,  употребляющих  иногда  наркотические  средства,   приобрести  для  него,  то  есть для этого  (подставного)  лица   какое-либо наркотическое  средство.  Если  он  поддавался  уговорам,  то  это  оформлялось  «оперативным  экспериментом»  либо  «контрольной  закупкой»  с  участием  подставного лица и  спровоцированное  лицо  попадало  в  тюрьму  как  сбытчик  наркоты  на  долгие годы.  Пособником (это  максимум  как  можно еще  было  квалифицировать действия  такого лица)  его  считать никто не  желал.  Хотя  закон  гласит,  что  провокация  -  незаконна,  такие  подставы  никто не  желал  признавать  незаконными.  Поток  молодежи  пошел  по  камерам  и зонам,  наркооборот   не  уменьшился.   Многократно  такую  позицию  правосудия  в  России  критиковал  ЕСПЧ  (постановления  по жалобам  «Ваньян  против  России»,  «Худобин  против  России»  и др.),  однако  до настоящего  времени  подход  почти не изменен,  провокации  стали нормой  работы  оперативников  и  принимаются  судами.

 

     2.  Последние  год-полтора  сотрудники  правоохранительных  органов  решили  перейти на  другую  схему  работы  в  целях  получения  хороших  показатетелей.

       Так  как  почти  у  каждого  сотрудника  наркоконтроля  есть запас  наркотического средства,  разработана  была  следующая  схема.  Подыскивали  подставного  лица,  чаще  из  числа  попавшихся  с  дозой  наркотика,  которому  отводили роль   «предпринимателя»  -  торговца  «спайсами».  Правда,  торговать он  должен  был не  сам,  а  использовать  молодых  ребят, не  имеющих  постоянной  работы.   Этот  «предприниматель»  предлагал  молодому  человеку  продавать  где-нибудь  у  метро  «спайсами»,  заверяя  его  что  торговля  курительной  смесью  ненаказуема.  В  момент,  когда  молодой  человек  совершал  продажу  другому  подставному  лицу,  его  задерживали  и  сажали  как  сбытчика  наркотического  средства.  Вот  так  просто  делались  «галки»  и  хорошие  показатели  в работе.  Разумеется,  квалифицировать действия  втянутого молодого  человека  именно  как  пособника  никто не  желал,  ибо  в таком  случае  нужно  было  искать,  устанавливать (я  не говорю  уже  о  привлечении  к  уголовной  ответственности)  своего  же  «предпринимателя» - торговца  курительной  смесью,  который  дал  такую  «работу»  юнцу.  Примером  такой  незаконной  схемы  работы  может  служить  уголовное  дело  в  отношении  Никифорова  Яниса  Анзоровича  (суть дела см.  ниже).

 

 

       Депутаты  Государственной  Думы  Федерального Собрания  РФ  часто  ужесточают  уголовное наказание,  меняют  УИК  РФ  (в  сторону  ужесточения)  без научной  проработки  необходимости  такого  ужесточения,  не  учитывая  соотносимость санкций  с  точки  зрения  общественной  опасности,  не  учитывая  последствия  таких  ужесточений.  Ну,  а  в  судебной  системе необходимо  проработать  рычаги  контроля  за  законностью  приговоров.  Пока  там  полный  бардак,  который  почему-то преподносится  обществу  как  «качественная работа  судей» (?!).

 

      Отрицательную  роль в борьбе  с  незаконным  оборотом  наркотиков  играет  также территориальное ограничение  работы  сотрудников  правоохранительных  органов.  Кто,  когда  и зачем  установил  эти  ограничения,   -  ответить сложно.  Однако,  это  способствует тому,  что  появляются  очаги  «подкрышной»  работы   наркосбытчиков.

 

      Примечания: во-первых,  цель данной заметки  -  обозначить проблему,  статья  требует  доработки  по  каждому  из  пунктов;  во-вторых,  предлагается   читателям,  столкнувшимся  с  подобными  проблемами,  предложить  в  комментариях  свои пути  ее  решения.  

        Любые  мнения  приветствуются.  Приношу извинения  за  не юридическую  лексику,  подумал,  что так  доходчивее  будет.

 

 

        Адвокат,  к.юр.наук

                                                                 М.И.Трепашкин

 

  8  августа  2014 года

 

-----------------------------------------------------------

                                                                    В  судебную  коллегию  по  уголовным 

                                                                    делам Московского  городского суда

 

                                                             от  адвоката коллегии  адвокатов  «Трепашкин 

                                                                   и  партнеры»  города  Москвы

                                                                   Трепашкина  Михаила Ивановича, 

                                                                  (данные изъяты)   …

                                                     

                                                               в  защиту  интересов  обвиняемого

                                                                   Никифорова   Яниса  Анзоровича

                                                                   (ордер  № 000204 прилагается)

 

 

Апелляционная  жалоба

на  приговор судьи Гагаринского  районного  суда  гор.Москвы Курбанова  Д.Р.

 от 11 июня  2014 года   в  отношении  Никифорова  Я.А.

(в  соответствии  с п.2  ч.2  ст.389.3  УПК  РФ)

 

 

Город  Москва                                                                                   20  мая  2014 года

 

            11  июня 2014 года приговором  Гагаринского районного  суда  гор.Москвы (судья Курбанов Д.Р. единолично) Никифоров Янис Анзорович признан  виновным  в  совершении  преступлений,  предусмотренных ч.3  ст.30, п.«г» ч.4  ст.228.1 и ч.2 ст.228  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,  и  ему  назначено наказание  в  виде 10  и  3  лет  лишения  свободы  соответственно,  а  на  основании  ч.3 ст.69 УК  РФ  по  совокупности  преступлений  с   применением  принципа  частичного сложения – 10  лет  6  месяцев  лишения  свободы  с  отбыванием  наказания  в  исправительной колонии  строгого режима.    

 

Считаю  приговор  Гагаринского  районного  суда  гор.Москвы  от  11  июня 2014 года  в  отношении  Сапрыкина  С.Ю.   незаконным,  необоснованным  и  несправедливым  по  следующим  основаниям:

 

       Неправильно  применен  уголовный  закон

       Действия  Никифорова  Я.А.  необходимо  рассматривать  как  посредника,  действовавшего  в  интересах  сбытчика  по имени  «Нарик»,  который:

      -   привлек  Никифорова  Я.А.  для  продажи  курительной  смеси  - «спайсов»  в  конкретном  месте  города  Москвы;

      -  подвозил  и  передавал  ему  по несколько  пакетиков  для  продажи;

      -  забирал  деньги  сразу  после  продажи  «спайсов»;

      -  оплачивал  Никифорову  Я.А.  работы  по  продаже  «спайсов» -  по  2.000  рублей  в день.

 

           Никифоров  Янис  Анзорович   с  момента  задержания  и на  протяжении  всего  предварительного  расследования,  а  также  в  судебном  заседании   по  делу давал  подробные  показания  и  активно способствовал  установлению  всех  обстоятельств  дела,  указывал  на  конкретных  лиц  (Нарик,  номер  телефона  и  т.д.),  которые  его  вовлекли  в  торговлю  «спайсами»  и  которым  он  помогал  сбывать  эту  смесь,  содержащую  небольшой  процент  наркотического  вещества -  N-(адамантан-1ил)-1-пентил-III-индазол-3-карбоксамил.  Раскаялся  в  содеянном.

          В  соответствии  с  п. «и»  ч.1  ст.61  УК  РФ  это  должно  быть учтено  как  смягчающее  вину  обстоятельство.

 

         Вне  всяких  сомнений  на  скамье  подсудимых  должны  были оказаться  и  те,  кто  давал  Никифорову  Я.А.  пакетики  со  смесью («спайсом»)  для  продажи.  Беда  в  том,  что  оперативники  не  захотели  устанавливать  и  привлекать  к  ответственности  тех,  кому  Никифоров  Я.А.  пособничал  в  сбыте.  Ведь  проблем  не  было  в  том,  чтобы  отследить  этих  лиц,  Никифоров  Я.А.  готов  был  участвовать  в  оперативных экспериментах  в  целях их  изобличения,  но это никому  не  нужно  было.  А  ведь  такими  же  жертвами  оставшихся  на  свободе  будут новые  и новые  никифоровы и  потребители  «спайсов».  Имелись  свидетели,  которые  осведомлены  о  том,  что  именно  на  «Нарика»   работал  Никифоров  Я.А.,  оказывая  ему  содействие в  сбыте  «спайсов»  за  2.000  рублей  в  день.

 

1.               Совершенно очевидно,  что  Никифоров  Я.А. не  является  производителем    наркотических  и  сильнодействующих  веществ.  Он  не  являлся  владельцем  продаваемых  пакетиков  со  «спайсом».  Этот  факт  не  оспаривался  и стороной  обвинения.  Следовательно,  Никифоров Я.А. выступал  в  качестве посредника.  И,  как  разъясняет  в  соответствии  со  ст.126  Конституции  Российской  Федерации  Верховный  Суд  Российской  Федерации в  п.13 Постановления  Пленума Верховного Суда  РФ   от  15  июня 2006 года  №  14  «О  судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми  веществами», нужно  четко  определить,  в  чьих интересах  действует  посредник,  в  интересах  сбытчика  или  в  интересах  приобретателя

Никифоров  Я.А.  действовал  в  интересах  сбытчика  «Нарика»,  от  которого получал «Спайсы»  и  которому  передавал  деньги,  полученные  от  покупателей  «Спайсов».  Факт  очевиден и  подтверждается  всеми  материалами  уголовного дела.   Однако,  его пособнические действия  посредника   судом  первой  инстанции   необоснованно  квалифицированы как    сбытчика.  Это  неправильное понимание  терминов  уголовного права  и  такая  квалификация  противоречит  разъяснениям  Верховного Суда  России  о  правилах  квалификации  деяний  при незаконном обороте наркотических  и  сильнодействующих веществ.

В  соответствии  с  уголовным  законом, если  исходить из  того,  что Никифоров  Я.А. не  является  производителем наркотических  средств и  сильнодействующих  веществ,  что он  действовал  в  интересах сбытчика  «Нарика»,    действия  Никифорова  Я.А.  подлежат  квалификации  не  более,  чем  как  покушение на  пособничество  в сбыте,  то  есть   ч.3  ст.30,  ч.5  ст.33,  п. «г» ч.4  ст.228.1  УК  РФ.

 

Пленум Верховного Суда  РФ   от  15  июня 2006 года  №  14  «О  судебной  практике  по делам о преступлениях,  связанных  с наркотическими  средствами,  психотропными,  сильнодействующими  и  ядовитыми  веществами»  в  п.13  своего Постановления разъясняет:

 «… Действия  посредника  в  сбыте  или  приобретении  наркотических  средств,  психотропных  веществ  и  их  аналогов  следует  квалифицировать  как  соучастие  в  сбыте  или  в  приобретении  наркотических  средств,  психотропных  веществ  или  их  аналогов  в  зависимости  от  того,  в  чьих  интересах  (сбытчика  или  приобретателя)   действует  посредник».

Именно  так  трактует  это  положение  Пленума  Верховного Суда  РФ  бывший  первый  заместитель Председателя  Верховного Суда  РФ  Радченко  В.И.   в  официальных  комментариях.

 

Свои доводы  я  могу  подтвердить  Надзорным  определением  Судебной  коллегии  по  уголовным делам  Верховного суда РФ  от  8 декабря  2008 года  №  2-Д08-14,  Определение Судебной  коллегии   по уголовным  делам  Верховного суда  РФ  от  28  мая  2009 года  №  69-Д09-4    и Надзорным определением Судебной коллегии по уголовным судам Верховного суда РФ от  19 октября 2007 года № 80-Д07-17,  где  указано:

 «Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как СОУЧАСТИЕ в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник».

Такова  позиция  Верховного Суда России,  которая  однозначно применима  к  обвинениям  Сапрыкина  С.Ю.  и  должно быть единое применение  закона на  всей  территории  России.

Подробнее  по  этому  доводу  защиты  подтверждаются следующими  решения   судебной  практики  и  мнениями: 

а)   Надзорным  определением  Судебной  коллегии по  уголовным  делам  Верховного Суда  РФ  от  8  декабря  2008 года  №  2-Д08-14,  где  указывается:

«... По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной и безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат, при этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Между тем из материалов уголовного дела усматривается, что "С." и Т. привлекли Х. в качестве посредника для приобретения наркотических средств для личного употребления. Об этом свидетельствует то, что Х. не имел наркотических средств, которые мог бы продать "С.А.С." и Т. при встрече. Однако по просьбе указанных лиц и за их же деньги он приобрел у Х. героин, а затем отдал его покупателям.

Умыслом Хол. охватывалось оказание покупателям помощи в приобретении героина, а не его сбыт (распространение).

Таким образом, органами предварительного следствия и судом установлено, что Х. не имел наркотических средств, которые мог бы продать (передать) "С." и Т. при встрече. Купленный за деньги "С." героин принадлежал "С.", и это наркотическое средство он у Х. не "приобретал" в том смысле, который заложен законодателем в это понятие, а брал имущество как его владелец.

Понятие "сбыт", которое вложено законодателем в диспозицию ст. 228.1 УК РФ, обозначает продажу наркотиков (реализацию)...

При таких обстоятельствах действия Х. надлежит квалифицировать по ст.ст. 33 ч. 5, 228 ч. 1 УК РФ...»;

 

б) Надзорным  определением  Судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Верховного Суда  РФ  от  20  октября  2010 года  №  41-Д10-40,  где  указывается:

«...Из материалов дела и приговора усматривается, что Загилов Г.В. наличие умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что купить марихуану его настойчиво просил А., Загилов Г.В. согласился и обратился к знакомому К. тот приобрел наркотическое средство у третьего лица и передал его Загилову, а осужденный - А.

Свидетель А. показал, что в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия 4 апреля 2008 года, при встрече с Загиловым Г.В. сообщил, что ему нужно купить марихуану и передал Загилову Г.В. ... рублей на приобретение наркотического средства и ... рублей на поездку, через 1,5-2 часа Загилов Г.В. вернулся и передал ему наркотическое средство.

Судом также исследованы показания ранее осужденного К. о том, что 4 апреля 2008 года около 18 часов ему позвонил Загитов Г.В. и спросил, не может ли он достать марихуану, на что он ответил, что сможет и назвал цену. Они договорились о встрече, во время которой Загилов Г.В. передал ему ... рублей, на которые он (К.) приобрел у другого лица наркотическое средство и передал ожидавшему его в автомобиле Загилову Г.В.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Загилов Г.В. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц судом не установлено. Такие данные органами следствия не представлены и в судебном заседании не проверялись.

Изложенное свидетельствует о том, что предварительная договоренность об оказании помощи в приобретении наркотического средства была у Загилова Г.В. не с лицом, у которого он впоследствии приобрел наркотическое средство, а с приобретателем А. Такая договоренность не может рассматриваться как признак предварительного сговора между Загиловым Г.В. и К. на сбыт наркотического средства и свидетельствует о том, что умыслом Загилова Г.В. охватывалось оказание покупателю А. помощи в приобретении наркотического средства.

При таких обстоятельствах доводы Загилова Г.В. о том, что он являлся пособником не в сбыте, а приобретении наркотического средства являются обоснованными.

Уголовная ответственность за незаконное приобретение наркотических средств наступает в тех случаях, когда такие действия совершены лицом без цели сбыта, а количество наркотического средства составило крупный размер.

Приговором суда установлено, что Загилов Г.В. приобрел 2,689 граммов наркотического средства - марихуаны, что не является крупным размером (крупный свыше 6 граммов), поэтому приговор и последующие судебные решения подлежат отмене, а дело прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Загитова Г.В. состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 406, 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу Загилова Г.В. удовлетворить.

приговор Батайского городского суда Ростовской области от 16 марта 2009 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 27 мая 2009 года, постановление президиума Ростовского областного суда от 8 июля 2010 года в отношении Загилова Г.В. отменить и уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Признать за Загиловым Г.В. право на реабилитацию».

 

в) постановлением  президиума  Верховного суда  Республики  Татарстан  от 9  июня 2010 года  №  44-У-283,  где  указывается:

«...Из материалов дела видно, что П-в обвинялся в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере по сговору с Г-м.

Суд пришел к выводу о том, что осужденный действовал в интересах покупателя, при этом установил, что П-в приобрел у Г-ва наркотическое средство в крупном размере, часть из которого оставил себе, часть передал С-ну. В отношении оставленной себе части судом никакого суждения не дано и фактически П-в признан виновным в совершении пособничества в незаконном приобретении С-м наркотического средства героин в количестве 0,296 грамма, что не образует крупного размера, за незаконное приобретение которого наступает уголовная ответственность.

При таких обстоятельствах приговор в отношении П-ва подлежит отмене с прекращением в отношении него уголовного преследования за отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 407 и 408 УПК РФ, Президиум постановил:

Приговор Ново-Савиновского районного суда города Казани от 6 июня 2007 года в отношении П-ва отменить и уголовное преследование в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления».

 

г)   официальным  комментарием  В.И.Радченко  к  Постановлению  Пленума  Верховного Суда  Российской  Федерации  по  уголовным  делам  (под  ред.В.М.Лебедева),  2008  г.,  а  также  сложившейся  судебной  практикой.

 

 

2.            После  проведения одной  контрольной  закупки,  которая  подтвердила  факт  пособничества  в  сбыте, в  соответствии  с  Федеральным  законом  «Об оперативно-розыскной деятельности»  не  было необходимости  производить дальнейшие оперативно-розыскные  мероприятия.  Однако,  оперативники  решили  организовать  еще  1    закупку  с  теми  же  лицами.

В  соответствии  с  практикой  Европейского  суда по  правам  человека  и  Верховного суда  РФ  (см.Определение СК  по уголовным  делам  Верховного суда  РФ  от  28  мая  2009 года  №  69-Д09-4),  все последующие  оперативные  подставы  считаются  провокацией  и  подлежат прекращению  за  отсутствием состава преступления.  

 

Я  приведу  выдержку  из  указанного решения  Верховного Суда России:

«…Подлежат изменению судебные решения в отношении Белевского В.А. и в другой части по следующим основаниям.

Пунктом 4 статьи 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции, действовавшей на момент совершения Белевским В.А. деяний, за которые он осужден) "проверочная закупка" была предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно статье 7 указанного закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Как следует из материалов уголовного дела, оперативное мероприятие в отношении Белевского 5 мая 2006 года проводилось на основе имевшегося у сотрудников милиции подозрения о том, что Белевский занимается сбытом наркотического средства.

Поэтому проведение 5 мая 2006 года оперативного мероприятия было основано на законе.

Вместе с тем, как следует из показаний самого осужденного, а также показаний И. Белевский по просьбе И. на деньги, полученные ею от оперативных работников, приобрел у неустановленного лица и передал ей наркотическое средство.

По смыслу закона действия посредника в приобретении наркотических средств, действовавшего в интересах приобретателя, подлежат квалификации как соучастие в приобретении наркотических средств.

В связи с этим действия осужденного, связанные с приобретением наркотических средств 5 мая 2006 года, подлежат переквалификации со ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1 УК РФ как пособничество в приобретении наркотических средств без цели сбыта.

Что касается действий Белевского, совершенных 10 и 11 мая 2006 года, то они необоснованно расценены органами следствия и судами как наказуемые в уголовном порядке.

Согласно статье 2 вышеуказанного Федерального закона задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

- добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Однако вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности после того, как 5 мая 2006 года сотрудники милиции уже выявили факт передачи Белевским героина, они не пресекли его действия, не предприняли мер по выявлению сбытчика наркотического средства, а вновь посредством действий привлеченного лица под псевдонимом И. спровоцировали Белевского на очередные факты приобретения и передачи ей наркотического средства 10 и 11 мая 2006 года.

Из требований справедливого суда по статье 6 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов милиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в статье 73 УПК РФ (в частности событие преступления).

С учетом этого предъявленное обвинение и выводы судов о виновности Белевского В.А. в сбыте наркотического средства 10 и 11 мая 2006 года и осуждении его по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 2 п. "б", ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ основаны на недопустимых доказательствах, полученных в результате провокационных действий сотрудников милиции.

В связи с этим судебные решения в этой части подлежат отмене, а уголовное дело - прекращению за отсутствием в действиях Белевского В.А. составов преступлений».

 

Такова  позиция  Верховного Суда России,  которая  однозначно применима  к  обвинению  Никифорова  Я.А.  Не должно  быть законности  «калужской»  и «рязанской»,  должно быть единое применение  закона на  всей  территории  России.

О  том,  что  в  уголовном  судопроизводстве  применима  аналогия  закона,  аналогия  трактовки  закона  следует  из  Постановления  Конституционного  суда  РФ  от  2  февраля  1996  года   №  4-П,  от  28  ноября  1996 года  №  19-П и  от  2  июля  1998 года  №  20-П  и  Определения  Конституционного  суда  РФ  от  24  апреля  2002 года  №  114-О.

 

          С  учетом  изложенного,   действия  Никифорова  Я.А.  необходимо  было  квалифицировать  следующим образом:

      по  первому  эпизоду  квалифицировать  его  деяние как покушение  на   пособничество неустановленному  лицу  «Нарику» в  сбыте  «спайсов»;  

      второй  эпизод прекратить по  изложенным  выше  основаниям либо  квалифицировать  как  хранение  «спайсов».

 

        Никифоров  Я.А.  положительно характеризуется  по  месту жительства  и работы,  где  он  трудился  до  вовлечения  его  в преступную  деятельность «Нариком»  в  качестве  продавца   его  «спайсов». Имеет  семью:   мать  и  сестру  с  малолетним  ребенком,  которым  оказывал  материальную  помощь.  У  Никифорова  Я.А.  имеется  тяжкое  заболевание  челюсти,  требующее  операции.

 

              Считаю,  что  Никифоров  Я.А.  имеет  правовые  основания  для  учета  смягчающих  обстоятельств  и  снисхождения  при  вынесении  приговора.

 

    На  основании изложенного,  руководствуясь  ст.46  Конституции  России,  главой 45.1  УПК  РФ,   - 

П Р О Ш У:

  1. Изменить  приговор судьи  Гагаринского  районного  суда  города  Москвы  Курбанова  Д.Р.  от  11 июня 2014 года  в  отношении  Никифорова  Яниса  Анзоровича,  переквалифицировав  его действия  с  ч.3  ст.30,  п.  «г»  ч.4  ст.228.1,  ч.2  ст.228  УК  РФ   на   покушение в  пособничестве неустановленному  лицу  «Нарику»  в сбыте наркотического  вещества – курительной  смеси «спайс»  с   примесью N-(адамантан-1ил)-1-пентил-III-индазол-3-карбоксамила  в  крупном  размере,  то  есть  на  ч.3  ст.30,  ч.5  ст.33,  п. «г» ч.4  ст.228.1  УК  РФ.

 

            2. Снизить  Никифорову  Я.А.  срок наказания  до  5  лет лишения  свободы,  изменив  категорию  тяжести  и  заменив в  соответствии  со  ст.58  УК  РФ  режим  исправительной  колонии   со  строгого  на  общий.

 

           Приложение:  ордер  №  000204  от  20  июня  2014 года  на  имя  адвоката  

                                   Трепашкина  М.И., на  1  листе.

 

 

                 Адвокат

                                                                                   М.И.Трепашкин

       P.S.  Рассмотрение  апелляционной  жалобы  в  Мосгорсуде  20  августа  2014 года.